9693451999

Музыка

Музыка

Почему Конфуций любил слушать музыку? Однажды он приоткрыл своим ученикам этот секрет - оказывается, вслушиваясь в переливы звуков, он видит перед собой великих мудрецов древности.

 Да, да, он не столько восхищается музыкой, сколько взирает на то, что скрывается за ней, - на глубины времени, в которых он черпает вдохновение! Конфуций видит не символические образы древних, но их живое воплощение и даже может различить черты их лиц! И в этой метафизической реальности он может беседовать с ними, задавать вопросы, а значит - учиться у них. Этот эпизод позволяет увидеть особое отношение Конфуция и его последователей к музыке - оказывается, она учит идеалу древности.
Именно музыка способна пробудить в человеке ощущение связи с Небом и переноса этого благодатного ощущения на людей - жэнь, т. н. человеколюбия. Более того, она может становиться даже критерием этого человеколюбия, чистоты душевного посыла человека. Конфуций ясно подчеркнул: «Если человек не человеколюбив, что он поймёт в Ритуале? Если человек не человеколюбив, что он поймёт в музыке?».
Что может выступить символом высшей упорядоченности? Конечно же, музыка. Разве она не является просто набором упорядоченных звуков? Отдельный звук, пусть даже повторенный много раз, не сможет усладить слух, а вот сведённые в сложную систему, они вместе дают мелодию. Конфуцианцы считали, что музыка имеет огромное воспитательное значение, «умиротворяет нравы и облагораживает души». Сам Конфуций был очень восприимчив к музыке, прекрасно разбирался в древних мелодиях и даже мог давать наставления музыкантам.
Он сам обладает способностями впадать в настоящий транс от звуков ритуальной музыки. Как-то в царстве Ци он услышал ритуальную мелодию, после чего «три месяца не чувствовал вкуса мяса». Более того, он сам поражен таким воздействием на себя: «Никогда не представлял себе, что музыка может пробудить во мне такое» (VII, 14).
Однако и музыка может влиять на людей по-разному. Конечно, она - символ упорядоченности
и вселенской гармонии, но в этом и её опасность. Например, музыка боевого танца,
во время которого разыгрывались сцены древних сражений, показалась Конфуцию «прекрасной,
но недостаточно добродетельной», ибо возбуждала души, поселяя в них «военное
начало». Но была и другая мелодия - «гражданская», под которую исполнялись удивительные
по своему изяществу танцы с павлиньими перьями. Она была «и прекрасна, и
добродетельна», поскольку выявляла в человеке глубину «культурного начала»,
которое так ценил Учитель.
Он постоянно наставляет, что существует ритуал за пределами внешних действий, истинная музыка - за пределами собственно слышимых звуков. Он переживает, что большинство людей слишком формально воспринимает и ритуальные правила, и музыку. Дня многих из них - это уже просто архаические формальности, они не вызывают у них столь чистого и яркого отзвука в душе, как то полагается по древним уложениям. Он в раздражении восклицает: «Вот, все говорят: «Правила, да Правила». Да неужели ними имеются в виду лишь подношения даров из яшмы и парчи?! Вот, все говорят: «Музыка, да музыка». Да неужели под этим имеются в виду лишь удары в колокола и барабаны?!» (XVII, 11). Истинная архитектоника звуков прорастает где-то
в пространстве, не доступном обычному человеку, путь к которому лежит не через формальные действия - правила или «удары в барабаны» - но через постоянное подвижничество, самопреодоление и, самое главное, - вглядывание в зеркало древних идеалов.
Для Конфуция же музыка - искусство особого рода - она сродни мирозданию. И здесь он, кажется, наслаждается парадоксом: разные, первоначально несвязные между собой звуки барабанов, гонгов и колокольцев мистическим образом сливаются воедино и образуют единую мелодию. Здесь происходит какая-то мистическая трансформация - несвязное внезапно оборачивается единством; то, что изначально имеет разную природу (а разве не таковы звук барабана и звук струнной цитры?), объединяется внутри единой архитектоники. Все это символически повторяет то, как разные люди разных нравов и разного происхождения могут единиться внутри единого священного Ритуала связи с Небом.
Сам Конфуций хорошо играл на цине - традиционном китайском струнном инструменте - и неплохо пел. Но искал он в музыке не красоту мелодии, не многоцветие переливов - он стремился как бы заглянуть за сам звук, в то пространство, откуда он исходит. Прекрасно ощущая мистическое, сокровенное, он, тем не менее, не любил говорить о них. Сохранилась поучительная история о том, как Учитель обучался музыке. Что же искал он в незатейливой мелодии древней китайской песни?
Его учителем был некий Ши Сян. С начала обучения Конфуция прошло уже десять дней, а он продолжал разучивать лишь самые элементарные аккорды, сам же объяснял это так: «Я лишь усвоил мелодию, но необходимо ещё овладеть и искусством исполнения».


Через некоторое время, когда Ши Сян-цзы решил, что Конфуций может приступать к новой мелодии, мудрей произнёс: «Я ещё не постиг, в чём коренится выразительность её напева».

В царстве Ци Конфуций, «услышав ритуальную мелодию, три месяца не чувствовал вкуса мяса». Стела в провинции Шаньдун, где располагалось царство Ци
Прошло время, и Ши Сян-цзы вновь предложил Конфуцию перейти к разучиванию новой мелодии. На этот раз реакция Учителя была ещё более неожиданной. Конфуций ответил не сразу - он погрузился в глубокие размышления, а затем, будто очнувшись, взглянул вдаль и радостно произнёс: «Теперь я представляю этого человека. Он смугл, ростом - высок, а взор его устремлён вдаль. Он подобен правителю, взирающему на четыре стороны света. Да кто еще, кроме правителя дома Чжоу Вэнь-вана («Просвещенного правителя»), сумел бы создать такую мелодию?!».


Ши Сян-цзы, поражённый, вскочил с циновки и дважды поклонился Конфуцию. Оказывается, мудрей угадал - эту мелодию действительно создал Вэнь-ван. Да он даже и не угадал - он воочию соприкоснулся с древним правителем, прозрел его дух внутри себя. Стоит заметить, что именно Вэнь-вана Конфуций считал примером человека культурного. Так благодаря музыке причудливым образом произошло мистическое соприкосновение двух мудрецов разных эпох.


Сравнение товаров (0)


Медиатор из кости буйвола

Медиатор из кости буйвола

Для электрогитар3 рабочих области для игрыТонкие грани позволяют играть точнееКость буйвола дает мощ..

2 500.00 р.

Медиатор из панциря черепахи

Медиатор из панциря черепахи

Для электрогитар3 рабочих области для игрыТонкие грани позволяют играть точнееКость панциря черепахи..

2 500.00 р.

Медиатор черепаховый малый

Медиатор черепаховый малый

Для электрогитар3 рабочих области для игрыТонкие грани позволяют играть точнееКость панциря черепахи..

1 500.00 р.

Ханг белый

Ханг белый

Современный музыкальный инструмент, очень популярный в мире. В разных уголках земли его называют по-..

9 000.00 р.

Ханг космик с гравировкой

Ханг космик с гравировкой

Современный музыкальный инструмент, очень популярный в мире. В разных уголках земли его называют по-..

13 000.00 р.

Ханг космический

Ханг космический

Современный музыкальный инструмент, очень популярный в мире. В разных уголках земли его называют по-..

9 000.00 р.

Показано с 1 по 6 из 6 (всего 1 страниц)